Актуальное 8 марта: театр и гендер

На 8 марта принято дарить цветы и восхищаться женской красотой. Однако многие помнят об истинном назначении этого праздника и организуют актуальные мероприятия, связанные с феминистским движением и борьбой женщин за свои права и против стереотипов[1]Наша корреспондентка Катерина Красоткина была соорганизатором «Критики гендерного порядка в современной драматургии». О двух интереснейших постановках, актуальных проблемах, женском голосе в театре и самой встрече – в нашей статье

Мероприятие проходило в рамках проекта «Культуры критики»[2]. Его организует вышкинский журнал DOXA совместно с Европейским университетом.

Я начала участвовать в проекте с начала учебного года –  он занесен в мой академический план. У нас три куратора: Армен – главный редактор DOXA; Ян – иностранный участник; Даша Петушкова – исследовательница, очень умная, многосторонняя девушка. Раз в неделю они устраивали встречи с представителями интеллигенции, чтобы понять, что такое критика в общем смысле – не как кинокритика или литературная критика, где сидят люди и говорят, что плохо, а что хорошо. «Культуры критики» – философские курсы, в рамках которых пытаются понять устройство мира через разные перспективы: фейк-ньюс, ношение хиджаба как критика чего-то и так далее. Темы, с одной стороны, узкие, но через них мы выходили на разговор о человеке. Это было до Нового года.

После наступления 2019 года мы писали эссе, и по плану каждая группа должна была организовать свои семинары по той же схеме: приглашается специалист из какой-то области или же представители нескольких областей сразу, чтобы был круглый стол; по заранее оглашенной теме высылаются раздаточные материалы, которые гости читают и приходят на семинар поговорить по существу.

Спектакль «Милосердие». Фото: teatrdoc.ru
Спектакль «Милосердие». Фото: teatrdoc.ru
Одна девочка из нашей группы в пять человек работает в электро-театре «Станиславский»; также я позвала к нам девушку Машу – она на третьем курсе факультета «Культурологии» ВШЭ, исследует театр  – так что у нас как-то совместно созрела тема организовывать встречу про критику в театре. Мы долго думали о конкретной теме и в итоге уперлись в гендер, потому что были громкие пьесы – «28 дней» (про менструацию) и «Милосердие» режиссера Анастасии Патлай про женщин, которые были сестрами милосердия в Первой мировой войне. Эта постановка документальная – она построена из кусочков мемуаров сестер милосердия и людей, которые с ними взаимодействовали. 

Когда мы начали читать обе пьесы, мы осознали, что, несмотря на разное время в них, проблемы очень схожи:

  1. Мужчины не признают женскую сексуальность – женщина может иметь какие-то свои сексуальные предпочтения, а мужчины очень смущаются, лишают женщину свободы. Сюда же относится проблема объективации.
  2. Проблема телесности – в «28 днях» Ольги Шиляевой на этом все построено. Пьеса посвящена женскому циклу. В зависимости от дня цикла героиня (безымянная – просто «она») по-разному реагирует на внешние раздражители, оценивает свою жизнь, отношения с мужем – он является мужским голосом в пьесе и репрезентирует, на самом деле, какое-то чудовище.

Так, в пьесе все оказывается обусловлено физиологией – причем интересно, что действующих лиц всего трое: «она», «он» и хор, который не только представляет объективную реальность, но и описывает физиологические процессы женщины.

Спектакль «28 дней». Фото: teatrdoc.ru
Спектакль «28 дней». Фото: teatrdoc.ru
  1. Проблема насилия и как ее воспринимают люди. С одной стороны, это женское обостренное чувство боли. На войне – от того, что умирают люди; в обычной жизни – от новостей, от того, что происходит в мире. С другой стороны, это немного стереотипное мужское мнение – в «28 днях» муж упрекает героиню за проявление боли, говорит, что мужчины показывают страдание только на последней стадии онкологии. 

Также по сюжету «28 дней» становится ясно, что «он» бьет жену, причем оправдывает это тем, что «она» так выглядит, будто хочет, чтоб ее ударили; в «Милосердии» показана неприязнь мужчин в отношении женщин на войне – последних хотят даже высечь розгами, плетью.

В общем, вот такие гендерные проблемы, которые постоянно возникают в СМИ, в социальных сетях – например, движение #MeToo; харассментовые скандалы – актуальны и в театре. Потому мы решили сделать встречу о женской эмансипации и том, что ей мешает. Мы много кого пригласили заранее: режиссера «28 дней» Юрия Муравицкого и его сорежиссера, драматурга Ольгу Шиляеву, Анастасию Патлай (режиссер «Милосердия») с Наной Гринштейн (автор пьесы). В итоге на встрече был лишь Юрий Муравицкий – у остальных спикеров прийти не получилось.

Мы подготовили кусочки текстов по упомянутым темам: боль, насилие, сексуальность, физиология. Эти отрывки мы раздавали участникам – сперва делали вступление о самих пьесах (как и тут, собственно), после чего предлагали прочесть кусочки и рассказать о том, как они видят темы, которые мы выделили. Юрий Муравицкий говорил сам: как понимает эти проблемы; как он их ставил, разворачивал в «28 днях».

Далее была открытая дискуссия: как эти темы раскрываются вообще в драматургии, как о них нужно говорить.

Элла Россман. Фото: facebook
Элла Россман. Фото: facebook
Это событие было включено в ряд приуроченных к 8 марта, потому что мы пригласили на событие Эллу Россман, преподавателя Школы культурологии ВШЭ, исследовательницу феминистских взглядов. Она пришла к нам, обещала помочь с репрезентацией материалов по встрече. Ян и Даша Петушкова предложили включить это событие в список феминистских мероприятий на 8 марта – мы выступали как раз 6-го. 7 марта был еще один показ «28 дней».

Организовывать встречу для студентов, режиссеров и драматургов оказалось непросто. У нас сливались люди; сложно было договариваться с площадкой – Сахаровским центром. Мы заранее пришли, сами расставляли стулья, лавки, покупали и таскали воду, распечатывали тексты. Пришлось применять и интеллектуальную, и физическую силу. Было волнение и по поводу того, как мы будем общаться с Юрием Муравицким. Так получилось, что он был единственным спикером мужского пола. Он довольно долго говорил – часто его было сложно остановить.

По итогу все были очень довольны, и мы засиделись настолько, что нас даже хотели выгнать из Сахаровского центра – мы пришли туда в 8 вечера, а было уже 10. Очень забавно получилось: говорили о том, что мужчины часто ассоциируются с грубой силой – и в этот момент приходит охранник: «Ну, вы собираетесь там закругляться?! Уже 10 часов!!» 

Юрий Муравицкий. Фото: vk.com
Потом беседа продолжилась вне стен центра: существует ли феминистский театр, надо ли и как говорить о подобных проблемах, причем говорить снова и снова, повторять.

Основная ценность таких мероприятий в том, что мы сами, студенты, организуем какую-то дискуссию, к которой могут присоединиться многие люди. Сам проект «Культура критики» институционален – он создан в НИУ ВШЭ. Однако то, как он дальше себя ведет, показывает его внеинституциональность: мы проводили встречи на разных независимых площадках, сотрудничали с «Театром.doc». К нам приходят люди из других университетов, обсуждаются разнообразные темы. Это совершенно горизонтальная структура.

Люди просто собираются, обсуждают актуальные проблемы – все уважают друг друга, каждый имеет право голоса. И, главное, все это существует по доброй воле, а студенты имеют право организовывать то, что им интересно.

Рассказчица: Катерина Красоткина


[1] См. дайджест актуальных событий, приуроченных к 8 марта, здесь (обратите внимание, что там есть стрелочки: можно листать некоторые разделы и находить много полезной информации).

Мы хотим подчеркнуть, что не считаем дарение цветов и восхищение женской красотой чем-то плохим и неправильным, однако делаем акцент на том, что на этих атрибутах 8 марта все зачастую останавливается. Также мы считаем важным и нужным постоянную ежедневную борьбу против стереотипов и отстаивание женщинами своих прав.

[2] Подробнее о мероприятии здесь: https://www.facebook.com/CulturesOfCritique/

Материал подготовила Анастасия Калинина

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz