Дагестанские москвичи

Школа Лингвистики НИУ ВШЭ славится своими экспедициями. О некоторых мы писали ранее, сегодня расскажем о поездке в Дагестан. Загадочные легенды, гостеприимство, бесконечная еда, горы и интересные диалекты об этом и многом другом в истории студентки 2 курса Марии Чудновской

Так, настало, видимо, время написать наконец про экспедицию. Как вообще все началось? Пару месяцев назад Учебный Офис прислал нам таблицу с вариантами практики на выбор – я пролистала и не смогла решить, что демотивировало больше: разбор книг в библиотеке или разметка очередного корпуса. Интересными показались только две позиции: экспедиция в Карелию и экспедиция в Дагестан, но обе казались одинаково крутыми и недостижимыми. В Дагестан, к примеру, были места всего для 2 преподавателей и 8 студентов. Но я подумала, что попытка не пытка, и написала руководителю практики, а через пару недель получила заветное письмо и узнала, что меня взяли. Не знаю, как описать восторг, который я тогда испытала, но даже новая двухэтажная столовка в корпусе впечатлила меня не так сильно (а она, вообще-то, просто супер!).

Перед экспедицией мы встретились всей нашей камерной и скоро-ставшей-супер-дружной компанией, чтобы послушать об условиях грядущей жизни и работы. Особенно впечатлили рассказы преподавателей о случаях из их предыдущих экспедиций, когда туалет находился за ширмой в коровнике, а на кухне в мешке с картошкой обитала змея. Так что к поездке мы хорошо подготовились, как минимум, в моральном плане.

Путь до места назначения занял почти целый день: сначала мы летели на самолете до Махачкалы, а потом еще часов 5 неслись по горам на газельке под дагестанскую музыку. Все пространство салона заняли рюкзаки и сумки, поэтому для того, чтобы выйти, приходилось умело лавировать между сиденьями и подтягиваться на руках (как Тарзан). Порой под колесами не было видно кромки земли, и казалось, что вот сейчас мы точно улетим в обрыв, но мастерство водителя не подкачало. И никого не укачало даже, кстати, хотя дорога была ухабистая и извилистая. В село со звучным названием Урцаки мы приехали уже под вечер, в полной целости и сохранности.

Нас встретил хозяин дома – директор местной школы, один из самых интеллигентных и образованных людей в селе – и сразу предложил еды (тогда мы еще не знали, что обедать здесь будем по пять раз на дню). После плотного ужина нам радушно выделили целую комнату, где мы все вдесятером спали в ворохе матрасов, спальников и одеял. Условия по местным меркам оказались более чем прекрасные: ванная с горячей водой прямо в доме, холодильник, две плиты – электрическая и газовая, обогреватель, печь и бесконечный запас конфет и джемов. Каждое утро мы назначали дежурного, ответственного за приготовление каши и мытье посуды, после завтрака отправлялись в какое-нибудь близлежащее село и полдня проводили там в работе, а к вечеру возвращались обратно и анализировали полученные за день данные. Целью нашей экспедиции было изучить структуру многоязычия даргинских диалектов. Сейчас объясню, как это работает: существует русский язык, которым практически все владеют свободно, и даргинский, на котором принято говорить внутри семей и между разными селами. В каждом говорят на своих вариантах этого языка, отличающихся друг от друга в большей или меньшей степени. В общении между разными селениями наиболее распространенной оказывается ситуация «мы друг друга понимаем, но при этом каждый говорит на своем диалекте». Иногда, правда, невозможно избежать недопониманий. К примеру, в диалектах двух сел есть фраза, которая звучит абсолютно одинаково, а переводится по-разному: у одних как «Всех благ!», а у других приблизительно как «Чтоб вам пусто было!».

Наша работа протекала так: приехав в село, мы искали на улицах людей, представлялись и задавали несколько вопросов о владении языками. Сначала спрашивали непосредственно про интервьюируемого, потом – про его родителей, бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.п. В ходе беседы мы непременно узнавали что-то новое о местных традициях, истории и быте Дагестана.

В селе Ураги один из жителей рассказал нам легенду про гору Клятвы. Однажды два соседних села не поделили между собой землю, лежащую на границе, и тогда мужик в одном из этих сел решил пойти на хитрость. Он наполнил ботинки глиной из своего села, положил под шапку головку лука и в таком виде отправился на гору, где его уже ждали жители соседнего села. Те говорили ему: «Поклянись на Коране, что эта земля принадлежит вашему селу, тогда мы ее отдадим». Мужик положил руку на Коран и сказал: «Клянусь, что земля под моими ногами принадлежит моему народу, а если это не так, пусть Аллах покарает голову под моей шапкой». Ну, глина в ботинках действительно принадлежала его народу, а луковица под шапкой, видимо, была для подстраховки – вдруг что-то не так пойдет.

Из местных легенд мы поняли, что дагестанцы особенно гордятся своей находчивостью и изобретательностью – и действительно, мало кто мог бы с ними в этом посоревноваться. В селе Кубачи нам рассказали древнее предание. Несколько веков назад местные прознали, что скоро мимо них будет проходить правитель далекой страны с могущественной армией, и настроен он явно не очень дружелюбно. Времени на то, чтобы вооружиться и дать отпор, у сельчан уже не оставалось, поэтому надо было придумать, как обхитрить и испугать неприятеля. В то время в каждом доме хранились кувшины для воды, которые выглядели очень необычно: массивные, необычной формы, с черным покрытием. Жители села установили все эти кувшины на крышах домов и оборонительных башен, а рядом зажгли костры, так что дым и какие-то большие черные штуки виднелись издалека. Армия врага приняла эту «инсталляцию» за пушки, оробела и решила не нападать на столь хорошо вооруженное село. Вот так кубачинцам хитростью удалось избежать сражения.

Традиции дагестанцы очень чтят и стараются передавать их из поколения в поколение. В одном из сел, к примеру, принято выделять комнату (или даже целый дом) под хранение старинных реликвий – тарелок, предметов быта, ножей, национальных костюмов и т.п. В каждом владении, таким образом, находится свой отдельный музей истории края, и один из них нам даже удалось посетить. Лично меня в нем особенно впечатлили два экспоната: первый – это ложка для усатых, имеющая специальную форму, чтобы не запачкать шевелюру под носом; а второй – стена для пожеланий от туристов, на которой нам удалось разглядеть надписи на иврите, немецком и даже китайском!  

Вообще, первое, что замечаешь при общении с местными жителями, – это искренние доброта и щедрость, выливающиеся в желание как можно плотнее и вкуснее накормить голодных московских студентов. В селе Сутбук к нашему приходу даже зарезали огромного быка: приходим на главную площадь (в Дагестане ее называют годекан), а там лежит огромная разделанная туша, которой хватило бы, наверное, чтобы целую неделю не заглядывать в продуктовый магазин… Магазин, кстати, у нас был один на целое село, и открывался он по волшебному заклинанию – телефонному звонку от сидящего на лавочке перед входом дедушки – к хозяину магазина. Тем не менее, магазин понадобился только пару раз за всю неделю, потому что местные жители постоянно приносили нам молоко, домашний сыр, хлеб и безумно вкусные национальные пироги – чуду. А еще дарили сборы из трав, вязаные тапочки, конфеты, а однажды моей коллеге досталось даже серебряное кольцо.

Дагестан оставил в памяти самые приятные впечатления – и о людях, и о природе, и о местном колорите в целом. Не знаю, встречались ли мне когда-либо более гостеприимные хозяева, видела ли я хоть раз в жизни более красивые горы, и могла ли эта экспедиция пройти еще лучше. Но точно знаю: если будет возможность вернуться в это место – я обязательно приеду.

Респондентка: Мария Чудновская

Источник фото: личный архив Марии Чудновской

Материал подготовила Екатерина Королёва

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz