Дипломатические отношения

Настало время рассказать об учёбе в Дипломатической академии при МИД РФ. Чтобы поступить в Дипломатическую академию на Международные отношения, надо сдать ЕГЭ по русскому, английскому и истории. Дополнительного испытания нет, однако во времена моего поступления слушателям подготовительных курсов при ДА МИД РФ давался бонус при поступлении в виде гарантии прохождения как минимум на платку. Если курсы по русскому языку действительно готовили к сдаче единого государственного экзамена, то преподаватель по истории России просто интересно читал свой предмет. Математику я брать не стала, хотя многие ребята, поступавшие на международную экономику, ходили. Кстати, во времена моего обучения факультетов на бакалавриате было всего два: Международные отношения и Международная экономика. В академии немалую роль играют связи: я слышала, что люди с более низкими баллами, чем у меня, проходили на бюджет, я же попала на платное отделение. Платить приходилось по 230 тысяч в год, цена была фиксированной и не росла. Сейчас очное обучение на бакалавриате МО стоит 375 тысяч, и это, на мой взгляд, неоправданно дорого.

Крутых преподов в академии много! Например, Мозель Константин Николаевич — отличный преподаватель и в прошлом дипломат, он, однозначно, самый известный и любимый у студентов академии. Ещё был у нас один отличный преподаватель — Мухина Яна Борисовна. Она вела историю и все смежные специальности, а желающие писать у неё курсовые и диплом выстраивались в очередь... Уволилась, когда я переходила на 4 курс. Знаю, что у неё были конфликты с коллегами, и очень надеюсь, что она сейчас работает там, где её ценят по достоинству.

Если ты учишься на МО, то твои основные предметы после того, как ты отучился на первом курсе на всякой социологии и философии, это история МО, теория МО и современные МО. Они достаточно теоретические, прикладного там почти ничего нет, практики никакой нет, и это удручает. Из предметов, где была практика, я могу выделить деловой этикет и дипломатический протокол, потому что их вели прекрасные преподаватели, которые реально приносили на занятия вилки, раскладывали их в нужном порядке, показывали, что когда брать, как правильно садиться, как правильно говорить, как правильно стоять. Ещё помню прекрасную историю про молодого атташе, который навсегда закрыл себе путь в дипломатическую карьеру, когда похвалил кулон какой-то жене испанского посла, а кулон по-испански – это задница, поэтому нужно быть очень осторожными, и об этом нам часто говорили.

На третьем курсе руководству пришла в голову идея переименовать нашу программу в «Международные отношения и мировое право», или «Мировые отношения и международное право» — какая-то такая байда. Ничего из этого не получилось, потому что впихнуть нам в голову право, что является довольно обширной областью знаний и заслуживает отдельного факультета, за оставшиеся полтора года. Поэтому выпустилась я, продолбавшись с правом. У нас все его ненавидели, потому что учили в бешеном темпе. В моем дипломе написано просто «международные отношения» безо всякого права, но сейчас, скорее всего, программу скорректировали, и там больше права.

Помимо всяких истории и теории международных отношений, у нас очень развиты языки. Особенно английский. В основном он давался как второй язык, но если кто-то им владел плохо, он мог взять его как первый. Английский был у всех, у кого-то как первый язык, у кого-то как второй. У нас можно учить чешский, сербский, турецкий, японский, арабский, французский, немецкий, испанский, а с этого года есть корейский. Китайского, по-моему, нет до сих пор. Если ты занимаешься основным языком четыре раза в неделю, и есть еще сдвоенные пары, то английским ты занимаешься два раза в неделю: в среду у нас были сдвоенные пары, в пятницу – одна. Две пары посвящены политическому английскому, пятничный назывался «general English», но там тоже по факту изучали политический английский. Преподаватели были разные, и их старались менять каждый семестр, чтобы были разные подходы. Я была в самой продвинутой группе – седьмой, ещё сильными были пятая и шестая, и туда давали самых сильных преподавателей. Тех, у кого был крутой английский (вроде меня) принудительно отправляли на факультативные курсы после пар, которые вели носители, но обычно разглагольствовали о своем, ничего полезного не рассказывая. Мне это кажется несправедливым, потому что я и так вкалывала, а в награду меня отправляли после пар еще час двадцать слушать россказни очередного ирландца. Всё это подавалось под соусом «вы неблагодарные, мы вам как лучше делаем, язык ваш развиваем, уникальные возможности послушать лекции с носителями даем». Основной язык преподаётся как повезёт: я учила французский, и французская кафедра у нас была, на мой взгляд, слабовата, она однозначно уступала немецкой и чешской кафедре, потому что чешский был на таком уровне, что его можно было преподавать после выпуска. Я же со своим знанием французского преподавать бы точно не смогла, хотя я даже прибегала к услугам репетиторов во время обучения.

Вылететь из академии непросто, потому что почти все учатся на платном. У нас никогда не было массовых чисток, академии невыгодно терять финансирование. Но, насколько я знаю, у нас вообще невозможно купить экзамен. Ты сдаешь сам до последнего, чаще всего всё заканчивается успешно. У нас были раздолбаи, которые всё-таки смогли вылететь, но тут надо было совсем ничего делать и не ходить на экзамены.

Шансов перейти на бюджет для платников нет. Есть очень мутная история: говорят, что одна студентка Академии старалась изо всех сил, училась на сплошные пятерки (по идее, если ты закрываешь год без четверок, ты имеешь право перейти на бюджет), но ей отказали. Девочка якобы была настолько тщеславной, что ее отец заплатил нашему декану больше, чем стоил год обучения, лишь бы она перевелась на бюджет. Мне этот жест непонятен, поскольку ее семья была настолько обеспеченная, что вполне могла себе позволить оплачивать обучение, но не знаю, насколько правдива эта история. На моей памяти никто не переходил на бюджет. У меня в группе учились очень способные и талантливые ребята, которые шли на красный диплом, но никто ни разу не заговорил о возможности перевестись на бюджет. Скидок у нас не предусмотрено, ты платишь всегда фиксированную стоимость обучения. Только льготники могут платить меньше. Знаю, что иногда идут навстречу, если человек внезапно оказывается в очень тяжелом материальном положении, но это зависит от решения декана, она у нас женщина довольно сумасбродная.

С практикой всё интересно: серьёзная практика у нас после 3 курса, и зависит она от того, куда ты попадёшь. Можно попасть в МИД РФ, но туда очень большой конкурс. Туда нужно ходить как на работу 1-2 недели, тебе оформляют пропуск, ты по-настоящему работаешь. Также у нас была практика в Государственной думе, там тоже было чем заняться. А можно было откосить от серьёзной работы и пройти практику в филиале нашей Академии и приехать туда два раза: во время открытия и закрытия практики.

Трудоустроиться можно, да. Если у тебя батя – дипломат. Нам говорили на первом курсе, что если вы будете молодцами, к концу обучения вас обязательно заметят и позовут работать, но не в этой жизни. Возможно, магистрантов и зовут работать, но судя по тому, что я вижу, хорошие перспективы есть только у тех, кто со связями, ну или если ты гений и идёшь долгой и упорной дорогой сам. А вот про внеучебную жизнь я, пожалуй, расскажу отдельно – ждите в следующей статье…

Анонимусы-анончики...

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz