Истфак МГУ: история, языки, путешествия

Наша анонимная респондентка, обучающаяся на старшем курсе бакалавриата Истфака (кафедра истории России XIX–начала XX вв.), рассказывает о том, чем же занимаются на историческом факультете, куда путешествуют его счастливые студенты, а также о трудоустройстве после выпуска

– В представлении многих обучение на Истфаке примерно равно «с утра до вечера учат исторические факты». К чему же на самом деле стоит приготовиться любителю исторической науки и желающему поступить к вам?

– В принципе, представление о том, что на нашем факультете большую часть времени изучается история и исторические дисциплины, оправдано и справедливо. Мы проходим и всемирную, и отечественную историю; на первом курсе – археологию.

Есть у нас и вспомогательные исторические дисциплины в духе Количественных методов в исторических исследованиях – и прочие страшные названия.

Однако утверждение, что мы с утра до вечера учим лишь исторические факты, не совсем верно:

  • Важны не столько факты, сколько понимание процессов: взаимосвязи, изменения и так далее – основы этого пытаются дать при подготовке к ЕГЭ.
  • Студенты работают с текстами исторических источников.
  • Продолжая прошлый пункт: с первого курса мы обязаны написать две курсовые. Одна по отечественной истории, другая – по всемирной. Это и библиотеки, и консультации с руководителями семинара – создание собственного текста.
  • Публичные выступления, поскольку все курсовые нужно защищать очно.
  • Курсы общегуманитарного цикла: философия, социология, экономика.
  • Большая часть расписания занята иностранными языками.

– Многих интересует свободное время: насколько ощущается нагруженность во время учебы?

Свободное время можно найти – у людей есть время и на хобби, и на подработки (полноценная работа – вряд ли, но репетиторство – вполне возможно).

Нестрого следят за посещаемостью, так что на особо скучные лекции почти никто не ходит – все зависит от лектора. На семинары по языкам ходить нужно: непосещение влечет долги и проблемы с преподавателем.

Во втором семестре – две курсовые работы, так что приходится сидеть в библиотеке.

– Изменяется ли нагрузка во время сессии?

У нас две сессии (летняя и зимняя), в каждой от двух до пяти экзаменов. Перерыв между ними – минимум три дня. Каждый экзамен – 40–60 вопросов, почти все в устной форме проходят. Автоматов не существует в принципе; автоматы – лишь на зачете, но это, скорее, исключение, чем правило.

Готовиться можно как заранее, так и во время сессии. Мне хватает этих 3–4 дней между экзаменами – при условии, что в течение семестра ты посещаешь лекции, и остается какое-то общее представление. Так что нагрузка зависит от конкретного студента.

– Что можно сказать о преподавателях?

– В среднем сказать очень сложно – есть и хорошие, есть и не очень.

Очень важно разделять понятия «хороший преподаватель» и «хороший историк», потому что одни профессора – замечательные ученые, но как лекторы очень сухие, их сложно слушать; другие нашли себя именно в преподавании, на них собирается целая аудитория.

Черта Истфака: преподаватели открыты к интересующимся студентам. Если человек подходит после пары, заходит на кафедру, то ему идут навстречу почти всегда, ему помогут с литературой, что-то посоветуют.

В общем, впечатление, скорее, положительное.

– Какая в целом атмосфера на факультете?

– Люди очень разные: по достатку, стилю жизни, политически и религиозно. Но очень толерантны: нет никакого напряжения; никаких примеров дискриминации невербальной даже я не замечала – учиться у нас приятно.

– Что насчет корпуса?

– Корпус у нас Шуваловский – достаточно новый, но многие его ругают: проблемы бытовые. Например, некачественные доски маркерные, сломанные парты – но мне он нравится.

– Какие минусы обучения на Истфаке МГУ?

1. Плохие преподаватели курсов общегуманитарного цикла. Это проблема не Истфака, а МГУ в целом. Эти дисциплины готовятся другими факультетами, и они почему-то не считают нужным присылать хороших профессоров. Если философия мне нравилась, она была интересна, то экономика была абсолютно отвратительна – и с этим нельзя ничего сделать. Однако этих предметов не так много – можно пережить.

  • К сожалению, на первых двух курсах есть физкультура два раза в неделю – тоже приходится пережить. Она нормальная, но я не фанат обязательных занятий спорта, когда это нужно факультету, а не мне.
  • Большая проблема с учебным планом. Исторический факультет перешел на систему бакалавриат–магистратура уже давно, а учебный план так и не сделали. Есть курсы, которые очень сильно ускорены: то, что должно изучаться за два года, помещено в один. В магистратуре же очень много повторения.

– А что можно сказать о плюсах?

Нас очень классно учат работать с информацией. Это чтение огромного количества книг в сжатые сроки (умение выхватывать суть); создание собственного текста.

Иностранные языки – это большой плюс. Для неязыкового факультета они преподаются на очень приличном уровне.

На выбор с первого курса доступны английский, французский, немецкий, испанский, итальянский – один на выбор (отмечу: если результат ЕГЭ по английскому плохой, надо брать его). С третьего курса большая часть студентов берет себе второй – тоже один из них.

Я заканчивала школу с хорошим английским (С1), поэтому не видела смысла брать его – взяла испанский в качестве первого языка. Летом во время чемпионата мира я работала в Покровском соборе и могла базово общаться – В1 за два года примерно; и это не предел: можно учиться еще лучше.

Также мы все обязательно учим латынь на первом курсе. Кто-то сдает экзамен и забывает этот язык как страшный сон, а кто-то учит дальше – в основном те, кто идет на кафедру Средних веков или Древнего мира.

Также учат специфические языки: древнегреческий – те, кто учит историю Древней Греции; ходят на филфак для шведского; моя однокурсница учит каталонский, потому что занимается правом в Каталонии в Средневековье.

Для иногородних студентов – общежитие. На мой взгляд, у нас лучшая общага в Москве: 10 минут пешком до корпуса, 15 – до метро «Ломоносовский проспект». Это квартиры-студии; в одной комнате – два–три человека. Абсолютно новый ремонт (общежитию всего 2 года); в комнате санузел и небольшая кухня. Внизу есть столовая и спортзал.

– Есть ли возможность обучения по обмену? Насколько она доступна студентам?

Не самая распространенная практика на Истфаке. Скорее, если есть прямо сильное желание поехать, студенту придется долго искать программы самому. Однако, если нашел, поехать можно.

Ездили учиться во Францию (Сорбону), Швецию; более распространена программа обмена в Германии. Но все это более справедливо для Кафедры всемирной истории. Наша же кафедра – истории России – не имеет особого смысла академического обмена: мы работает со здешними архивами.

Есть также поездки от исторического факультета. Летние практики – на Кипре, в Италии. Они полностью оплачиваются студентами. Итальянская практика – моя любовь: две недели возле Везувия, в небольшом городке под Неаполем. Это было чудесно: мы объехали почти весь регион Кампания; были в Помпеях, Неаполе, на Везувии, на виллах, в Соренто. Руководят программой преподаватели Кафедры истории Древнего мира; они сами и проводят экскурсии. По стоимости эти программы гораздо дешевле, чем самостоятельное путешествие.

– Есть ли практики?

Да, почти двухнедельные, обязательные и абсолютно бесплатные – даже дорога оплачивается. После первого курса – археологическая экспедиция с преподавателем Кафедры археологии. Есть практики в Великом Новгороде, под Смоленском, под Ростовом-на-Дону, в Ставрополье, на Южном Урале, в Крыму. Там так классно, что многие возвращаются туда на более старших курсах на добровольных началах.

Также есть кафедральные практики. Например, у Кафедры истории России XIX–начала XX вв. после летней сессии на третьем курсе – поездка в Петербург на две недели. Экскурсии по городу, посвященные архивам. Кафедра исторической информатики ездит в Финляндию.

– Какие работы, профессии будут открыты человеку после окончания истфака?

– Вечный вопрос – здесь все банально. Трудоустройство, которое обеспечивает Истфак, отсутствует. Многие идут в преподавание, начав репетиторствовать еще в студенчестве. Многие уходят в журналистику. Мой знакомый выпускник работает в Эхо Москвы. Работают в туристической среде.

Истфак учит анализу, критическому подходу и работе с информацией – это может быть востребовано во многих областях. Трудоустройство зависит от человека – это справедливо для всех гуманитарных специальностей, как я думаю.

Здесь стоит сказать о программе ГИМ-МГУ. Это партнерская программа с Государственным историческим музеем – я сама являюсь его волонтером. Это и опыт, и связи – многие, заканчивая наш Истфак, идут работать туда.

Респондент: Аноним

Материал подготовила Анастасия Калинина

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz