Факультет потерянной молодости

Я всегда мечтала поступить в Москву, и мне хотелось именно в МГУ. К тому же, там училась моя сестра, поэтому мне показалось, что это не так уж сложно. Ещё многие мои друзья активно собирались поступать в этот университет, и мне захотелось за компанию проверить свои возможности.

Я поступала по общему конкурсу. Можно написать олимпиаду «Ломоносов» по истории, и любое призовое место дает право поступления без вступительных экзаменов. У нас много бюджетных мест: каждый год на бюджет поступает 90 человек, на коммерцию – 41. На ЕГЭ нужно набрать очень много баллов: в 2014 году проходной балл был около 350 баллов за 4 экзамена, включая ДВИ. Дополнительное вступительное испытание – это экзамен по истории, в мой год мы писали четыре небольших эссе, там три общих вопроса и один – по культуре определенного периода. Ежегодно правила относительно содержания ДВИ меняются, поэтому их надо уточнять на сайте МГУ.

У нас на факультете учится довольно много студентов, и поступить на платное совсем не сложно. Однако, вылететь легко, если дашь слабину, особенно в самом начале. Многие попадали на пересдачу с комиссией, и несмотря на все их мольбы у декана факультета, это было бесполезно. Декан действительно разрешает продлить сессию до апреля, но я не знаю ни единого случая, когда человека оставляли после разрешенной деканом дополнительной сдачи. Нужно уделять очень много времени языку на 1-2 курсе, чтобы не подвергать себя опасности на сессии. Поначалу всё может легко даваться, например, на индонезийском языке первые два года легко, потом – гораздо сложнее. Специфика индонезийского языка заключается в том, что в нём используется латиница на письме. Поначалу всё легко и приятно, но с появлением специфической лексики и грамматических конструкций становится сложнее. На государственном экзамене просто нереальные условия. У нас на госах были два текста на русском и арабском: даётся около 30-40 минут на грамотный перевод обоих текстов, в которых много новой, незнакомой лексики, которую приходится искать в словарях. Русско-арабские словари весьма специфичны, там сложно быстро найти слово, поэтому ты просто теряешь время. Последняя часть экзамена – это просто беседа, при которой главное – не паниковать. Нужно ответственно подходить к изучению языков (не так, как я), поскольку у нас есть и европейские языки, которые изучаются параллельно восточным. Если у тебя всё в порядке с тайм-менеджментом, то раз в неделю ты сможешь куда-то выбраться, но и это ещё не гарантировано. Декан сразу нам сказал, что ИСАА – это факультет потерянной молодости, и абитуриенту нужно это учитывать. Языку придется уделять максимум своего времени.

Преподаватели встречаются разные. Есть мастера своего дела, а есть преподаватели, которые приходят для галочки или удовлетворить свои амбиции. Моя кафедра, история стран Ближнего и Среднего Востока, наполнена звездами отечественной арабистики. У них горят глаза, когда они читают лекции и отвечают на наши вопросы, у них неиссякаемая энергия. Преподаватели общих дисциплин часто просто отрабатывали свои часы, подходили к делу без души. С первого курса у студента восемь пар арабского в неделю, дальше их становится меньше: на втором курсе их всего шесть, а на третьем-четвертом – по четыре. Предполагается, что с каждым годом вы меньше нуждаетесь в изучении особенностей языка, и начинаются социология, право и прочие общие дисциплины. Я думаю, их вполне можно было бы убрать, они не всегда были полезными.

Обычно у нас очень крутые посвяты. Конкурсы зачастую связаны с восточной тематикой. Регулярно проводятся всякие концерты, ЧГК, вечера, посвящённые различным культурам (японский вечер, индийский и так далее), КВН, «Мисс ИСАА». У нас даже есть свой футбольный клуб. Наши студенты создали региональную общественную организацию в сфере всесторонней поддержки детей и подростков "Дорога в жизнь". Ребята посещают детский дом, устраивают праздники детям. В целом, внеучебная жизнь могла бы быть очень насыщенной, если бы не запара по учёбе.

Студенты ИСАА традиционно живут в общежитии ДАС на Шверника, в Академическом районе. Общежитие довольно неплохое, всё пригодно для комфортного проживания. Из негативных сторон жизни в общежитии – на первых трех курсах я жила в комнате с четырьмя девочками, и это иногда причиняло дискомфорт. Корпус у нас один, на Моховой, но иногда кабинетов не хватает, и мы занимаемся в здании, частично принадлежащем ИСАА, в подвалах которого располагаются языковые кабинеты.

После третьего курса я пошла на практику в RT. Все ребята-арабисты традиционно идут туда, поскольку на RT Arabic очень классная практика, там с нами действительно работали. Вот, например, в ТАССе ребят просто попросили переводить статьи. Нас знакомили со специалистами, работниками RT: продюсерами, синхронистами… Практика очень насыщенная, и после неё есть перспективы. Для арабистов много вакансий на рынке труда – недавно выпускникам арабского отделения поступило предложение работать в агентстве «Спутник», там тоже есть арабское отделение. Как мне кажется, очень много сфер, где можно применить свои навыки, полученные в Институте стран Азии и Африки – от журналистики до нефтегазовых компаний.

Anon

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz