7 оттенков Филологии ВШЭ

В последнее время тема сложности (и даже самой возможности) обучения на Филологии НИУ ВШЭ становится все более обсуждаемой в пространстве «Выше среднего». Не претендуя на исключительную истину (ибо все же ресурсы и силы каждого человека индивидуальны), приводим для вас отзывы студенток 2 и 4 курсов и несколько мнений последних выпускников бакалавриата этого факультета о плюсах и минусах обучения на нем – чтобы у вас было больше информации для собственных выводов, для конкретизации которых советуем вам ознакомиться и с другими статьями по тегу #ВШЭ_ФГН_Филология@vysobraz в Вконтакте.


Анонимная респондентка, 4 курс:

«Здание ФГН приятное, но категорически мало женских факультетов для такого, скажем так, “девичьего” строения.

Говоря конкретно про Филологию, начну с достоинств: хорошие иностранные языки; возможность выбирать курсы и понять на деле, что же тебе интересно; много крутых преподавателей, которые любят свою сферу; прикладной элемент образования – можно получить крутые навыки.

Если же рассуждать о трудностях или недостатках: упрямая учебка, не всегда готовая к сотрудничеству; не хватает фундаментальности образования; хотелось бы пересмотреть программы некоторых предметов первых курсов, чтобы убрать повторы материала; серьезно не хватает преподавания методологии; у моего потока так и не было теории литературы ни в каком виде; майноры и миноры могут быть огромным везением, а могут оказаться и головной болью – и за счет добавления всяких второстепенных предметов или увеличивается нагрузка, или уменьшается количество предложенных более глубоких и важных дисциплин (а часто все сразу); расписание, так как часто предметы стоят так, что получается много окон в неделю; список вопросов к двум самым большим и страшным экзаменам отсутствует.

Однако, несмотря на все минусы, я считаю, что Филология ВШЭ – классная первая ступень высшего образования. Просто будьте готовы очень-ОЧЕНЬ много читать».

 

Марсель Хамитов, выпускник 2018:

«Сразу скажу: здесь один из лучших наборов преподавателей-филологов, ужасно разных и в чем-то не стыкующихся друг с другом – но тем интереснее плюрализм. Почти с каждым из них интересно находиться даже за пределами аудитории. Предметы в массе своей тоже увлекательные для тех, кто действительно хотел бы серьезно думать о литературе, а плюсом – три европейских языка (хотя, конечно, здесь качество сильно зависит от преподавателя). Если человек хочет стать филологом, то ему точно сюда. Только надо понимать, что такое “быть филологом” и действительно ли это “ваше”.

После учебы на техническом факультете могу сказать, что здесь теплее и интереснее общая атмосфера. Однако, может, мне просто так кажется потому, что коллектив в подавляющем большинстве женский 🙂

Главный недостаток факультета в том, что на самом деле мало кто действительно хотел бы быть филологом. И если этого желания нет, то выдержать тяжелую нагрузку ради сомнительных с практической точки зрения бенефитов вряд ли получится».

 

Анонимная выпускница 2018:

«В первую очередь стоит отметить действительно звездный преподавательский состав: все увлечены своим делом и готовы передать свое вдохновение вам! С вашей же стороны потребуется усердная работа и интерес (интерес – главное, мне кажется! Поэтому выбирать тему для написания, к примеру, курсовой нужно очень вдумчиво). Кроме того, к достоинствам можно отнести курсы по выбору: они позволяют заниматься тем, что вам близко (ну или же тем, что близко к тому, что близко вам :D), и не тратить время на другое. И, конечно же, три языка – но нужно быть готовым к тому, что вы не выучите их досконально, а, опять же, получите некоторый заряд энергии и интереса для того, чтобы в будущем самостоятельно их доучить.

Вас действительно научат хорошо писать и совсем иначе смотреть на литературные тексты; Вы удивитесь, какое количество подходов к одному и тому же произведению может быть (и, возможно, сами найдете новые).

К сожалению, на большинство курсов дается очень мало времени, поэтому программы дисциплин сильно сжимаются (многие тексты, к примеру, выносятся на дополнительное самостоятельное чтение, реализовать которое почти невозможно физически). Изучение третьего языка можно назвать, скорее, ознакомительным – по этой же причине.

Если вы готовы много работать и стремитесь, скорее, сосредоточиться на какой-то определенной теме, вы наверняка найдете себе хорошего научного руководителя, и вам стоит сюда поступать. Однако если Вы надеетесь охватить все – и языки, и всю историю литературы, и другие дисциплины – Филология ВШЭ все же не для вас.

Еще один момент – майноры (дополнительные дисциплины), которые есть на всех факультетах. Если вы выбрали филологию, то лучше всего, как мне кажется, выбрать какой-нибудь гуманитарный майнор (несмотря на то, что заявляется возможность выбрать совершенно любой) – например, историю, культурологию (то, что может в дальнейшем помочь в исследованиях)».

 

Анонимная студентка 2 курса:

«Есть несколько блестящих преподавателей, в том числе А.А. Гиппиус, М.Б. Велижев, А.С. Бодрова, М.А. Бобрик, Е.Б. Аралова; и хороших преподавателей: А.А. Сабашникова, Ю.В. Пасько, А.Л. Лившиц, А.В. Вдовин, П.Ф. Успенский и некоторые другие. О достоинствах, думаю, напишут другие, поэтому я лучше сосредоточусь на недостатках.

Во-первых, плохо продумана программа: она пытается охватить все (в противоположность узко специальным программам в МГУ) – и русскую литературу в полном объеме, и зарубежную, и академическое письмо на русском и английском, и два языка (и изучение ключевых текстов на них) + есть еще дополнительные курсы по выбору и научно-исследовательский семинар. Результатом такой попытки охватить сразу все является то, что, во-первых, каждому предмету уделяется микроскопическое количество времени (для примера: на Достоевского была выделена одна лекция (sic!) и один семинар, Гораций, Вергилий и Овидий вообще вместились в одну единственную пару, огромное количество материала было выпущено из виду). При этом половину первого курса мы занимались так называемым “медленным чтением”, то есть полгода читали “Выстрел” Пушкина, учась анализировать текст. В результате мы не знаем ни русской, ни зарубежной литературы, а обладаем лишь какими-то вырванными из контекста знаниями, полученными на курсах по выбору или в процессе написания курсовой.

При этом, что очень важно, объемы литературы к экзамену остаются огромные, то есть в список входят не только те романы, которые обсуждались на парах, но и те, что не затрагивались вовсе. В результате на экзамене нас спрашивали по содержанию (и в основном по нему!!) гигантских романов (например, “Миддлмарч” или “Ярмарка тщеславия”), прочитать которые у нас просто не хватало времени. Экзамен по русской литературе был еще более жестким: нам нужно было прочитать список стихотворений (около 150-ти на каждой сессии), а на экзамене была так называемая “угадайка” – надо было определить, из какого стихотворения отрывок, назвать автора (например, Тютчев, Фет, Толстой или Некрасов), год написания, а также провести параллели с другими стихотворениями этого или иных авторов на мотивном и тематическом уровне. На мой взгляд, такой формат экзамена, во-первых, совершенно зверский, во-вторых, достаточно бессмысленный.

Второй важный недостаток (более субъективный, но все же) – это снобское и высокомерное отношение некоторых преподавателей к студентам. Такие преподаватели как: Е.Э. Лямина (которая является руководителем программы), М.А. Волконская, А.С. Шиханцов, А.Л. Осповат (больше не преподает), Н.Ю. Харитонова и некоторые другие – позволяют себе открыто унижать студентов, говорить с ними пренебрежительно, с насмешкой, таким образом, что студент чувствует себя совершенным ничтожеством. Например, вышеупомянутые Волконская и Шиханцов шептались в моем присутствии о моей же оценке, хихикали, и чуть ли пальцем на меня не показывали (я пришла выяснять, почему мне поставили такую низкую оценку). Харитонова однажды косвенно обвинила меня в воровстве, заявив при мне, что с тех пор, как в преподавательской стали сидеть ассистенты (я была тогда ассистентом), у нее стали пропадать вещи. Лямина неоднократно доводила до слез студентов школы филологии своим ледяным высокомерием.

Кроме того (мелочь, но все же), почти всем преподавателям школы свойственна невероятно напыщенная и вычурная манера общения (что часто звучит смешно, но при этом создает существенную границу между студентами и преподавателями). Например, О.А. Лекманов на первом же занятии предупредил нас, что в письме к нему следует писать “Глубокоуважаемый Олег Андершанович”, и только потом, когда переписка завяжется, можно переходить на “Дорогой Олег Андершанович”. Очень в ходу выражения типа “в пандан к” или “кои воспоследуют” и тому подобное. Мне лично это очень мешало, например, потому, что уж и не знаешь, как написать письмо преподавателю, чтобы получилось достаточно изысканно и вежливо. То есть, в тех случаях, когда любой нормальный человек писал бы просто “хорошо, спасибо!“, студенты филфака вынуждены писать “Дорогой ..., благодарю Вас за столь ценный совет / Глубокоуважаемый ..., я чрезвычайно благодарен Вам за то, что Вы сочли возможным предоставить мне шанс сдать экзамен в другой день” и так далее до бесконечности. Мне кажется, что коммуникация не должна осложняться излишним этикетом. Неоднократно мне приходилось сталкиваться с недовольством преподавателя по поводу недостаточной почтительности с моей стороны. Например, я позволила себе возразить в ответ на мнение преподавателя, и сразу же получила недовольное письмо о том, что “я учу его, как жить”.

Отдельно следует упомянуть А.С. Немзера. Это преподаватель, который, хоть и знает о литературе буквально ВСЕ, совершенно не умеет преподавать (при этом он ведет большую часть курсов по русской литературе). Его лекции (и семинары, которые ничем не отличаются от лекций!) невероятно сбивчивы, не имеют никакой структуры; он перескакивает с сюжета на сюжет, обрывает себя на полуслове, не договаривает мысли. Обладая гениальной памятью, Немзер требует от своих студентов того же (угадайка со стихами – это его экзамен). Никакого диалога с ним не может существовать в принципе: он не только не задает вопросы, но даже на экзамене не дает договорить, обрывает, перебивает. Если студент говорит что-то, с чем Немзер не согласен, то нет ни малейшей надежды не то что обсудить с ним это, но и вообще – заставить его хотя бы услышать свое мнение. Немзер считает, что его миссия – воспитывать младое поколение любыми способами, поэтому он может и наорать на студента перед другими людьми. В общем, не советую. Лучше идите на лингвистику».

 

Анонимная выпускница 2018:

«Во-первых, любовь к литературе всех стран и жанров способна сблизить людей с разнящимися взглядами на жизнь. Во-вторых, большинство преподавателей школы Филологии ВШЭ – это Учителя в наиболее высоком значении этого слова, и даже те, с которыми во время учебы не заладилось, сейчас вспоминаются с теплотой. В-третьих, полученные знания крайне полезны для личного духовного становления. В профессиональном же смысле филология – достойная и прочная база, дающая возможность развиваться как непосредственно в ней, так и в ответвляющихся от неё отраслях науки и искусства.

Единственный минус (который, впрочем, при должной мотивации перестает тяготить) – необходимость читать то, что не по вкусу. Для студента-филолога чтение книг – это в первую очередь работа, а не удовольствие. Сначала с этим трудно примириться, но зачастую в процессе анализа того произведения, которое при первом знакомстве не вызвало интереса, отношение к нему может поменяться. Частные проблемы многих студентов – прокрастинация и отсутствие вдохновения, однако Великий и Ужасный Дедлайн от этих недугов излечит 🙂

Если Вы гуманитарий, не имеющий представления о том, что конкретно Вас интересует (но книги – определенно), то филология – хороший выбор. Однако, если Вы не готовы тяжело работать и плохо воспринимаете критику, стоит поискать другой факультет».

 

Выпускница 2018 В.П.Г.:

«Прекрасные преподаватели, которые дают возможность реализоваться в любой интересующей вас области + помочь развить изучение чего-либо с нуля. Иными словами: найти область, в работе над которой вы чувствуете себя на своём месте и действительно можете быть полезными и счастливыми. Кроме того, атмосфера во время обучения держит в тонусе и не даёт расслабиться, что при правильном отношении будет вам в помощь.

Одна из особенностей обучения – большая скорость усвоения всего материала. Напоминает игру в тетрис – тактика игры ясна, но скорость с каждым уровнем неумолимо растёт. Нужно постоянно быть начеку и не забывать о самообразовании (одних походов в университет мало, обучение предполагает полную заинтересованность студента в процессе). Но иногда всё же хочется остановиться на изучении чего-то подольше – пока подумал об этом, прошли уже "два века".

Советую идти сюда, если вы стрессоустойчивы или готовы стать такими; если вы действительно любите своё дело (или вами движет осознание потенциальности существования такого дела, пока вы ещё не нашли именно своё). Ну и, в общем, ответ – да, советую».

 

Анонимная выпускница 2018:

«Наверное, ответ будет очень короткий. Конечно, на нашем факультете много недостатков: и очень большая нагрузка; и много задач перед нами ставят; и порой – особенно перед сессиями и дедлайнами – хочется просто все бросить; мало времени остается на себя и свои увлечения – лично я успевала и с близкими видеться, и спать неплохо, и заниматься своими хобби, но только за счет того, что я иногда забивала на какие-то домашки, а порой – когда все совсем ужасно – могу пару дней пропускать пары; также и человеческий фактор среди преподавателей, конечно, никто не отменяет.

Однако я осознаю, что все очень зависит от студента. Объективно Филология ВШЭ очень крута: преподаватели, действительно, мастера, большинство из которых и в личном, и в профессиональном общении приятны; у каждого есть какая-то милая лично моему сердцу черта. Например, преподаватели, которые нередко пугают филологов – Немзер А.С., Лямина Е.Э. – на самом деле, добры, не лишены самоиронии и понимания, и даже неподдельной заинтересованности в вашем успехе. А.С. Немзер, делая какие-то замечания, переходит порой на смех, просит не обижаться на него – в нем нет желания изничтожить (хоть порой так и кажется); он искренне и горячо любит литературу, и по его эмоциональной манере рассказа видно, как он хочет увлечь этим делом вас. Более того, Андрей Семенович был в комиссии, которой я сдавала ГОСы. И несмотря на то, что я затупила на какой-то простоте, никакого презрения ни от него, ни от кого-либо другого я не получила – наоборот, поддержку, много наводящих вопросов и искреннее желание улучшить мое положение, которое в итоге вышло на твердую «7». Очень теплые чувства к Лекманову О.А., который общается с студентами свободно; иногда, встретившись с вами в коридоре, на ваше «здравствуйте» может сказать даже «привет»; водит экскурсии на собственной инициативе и устраивает просмотры классического (не всегда известного) кино.

Но, несмотря на эти факторы, несмотря на то, что почти все (как мне кажется) преподаватели увлечены своим делом и относятся к студентам нормально, у всех людей разная стрессоустойчивость, чувствительность, даже самооценка (последняя очень влияет на восприятие замечаний и разных спорных ситуаций – лично я, даже если что-то не так, и меня могло что-то потенциально обидеть, просто не обращаю внимания и беру из замечаний только то, что поможет мне стать лучше). Я не отрицаю недостатков, не говорю, что все потрясающе, все профессора великолепны и безгрешны – да и я не “тру филолог”, который всей душой любит это дело и собирается связать свою жизнь с этой наукой. Но мне искренне нравятся навыки, которые я здесь приобретаю и которые делают меня хорошим специалистом в очень многих сферах – за счет, в том числе, моих собственных интересов, самообразования».

Материал подготовила Анастасия Калинина, чье мнение может не совпадать с мнением респондентов.

 

 

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz