Маленькая модель Министерства иностранных дел

Анонимная четверокурсница, как кажется, коснулась всех сторон обучения в МГИМО на Международных отношениях (Регионоведение): от организации процесса обучения, системы оценивания, богатой и разнообразной внеучебной деятельности до корпуса, стереотипов и бюрократии

– Почему твой выбор пал именно на МГИМО?

– В школе у нас было очень много ребят, которые тоже – как и я – занимались историей и пошли в МГИМО с дипломом Всероссийской олимпиады по истории. С ней всегда два пути: или идешь на истфак, или на что-то, связанное с международными отношениями, политологией.

Если посмотреть, куда вообще идут олимпиадники по истории, то это именно МГИМО – хотя факультеты Международных отношений есть во многих других университетах. Но МГИМО – это хороший бренд. Он открывает множество возможностей – через те же клубы мы набираем множество контактов, которые могут помочь в будущем.

Я учусь на МО как раз – на регионоведении. Это отделение факультета, на котором больше мест – к тому же бесплатных. Но не потому, что оно хуже или что-то подобное, – там просто очень много языков, 18 разных каждый год. Я пошла как раз за этим знанием – ну и просто хотелось отойти от конкретно истории и заняться чем-то другим. После МО можно пойти на разнообразные специальности.

– Как проходило начало обучения?

– Никаких вводных курсов, какой-то программы адаптации у нас не было – в некоторых вузах такое бывает. У нас даже куратора как такового не было. Она появилась только на втором курсе, чтобы заставить нас заполнить анкету.

У нас были активные второкурсники. Они создали чат и группу, куда скидывали всякие полезные материалы – и до сих пор продолжают нам писать иногда, скидывают всякую инфу про организации МГИМО.

– Как процесс обучения организован на вашем факультете?

– В сентябре на любом курсе у тебя нет сильной нагрузки – ты в любом случае медленно вливаешься хоть на первом, хоть на четвертом курсе и чувствуешь себя довольно легко. Большого количества контрольных нет.

Дальше же начинается активная учеба. На первом курсе все контрольные проходили в одно время, что было очень тяжело – на втором и далее зачетные работы немного разнились по времени.

Но вообще – учиться можно довольно-таки нормально. В любом случае приоритет – язык. Главное, стараться по нему – ну и тут от преподавателей многое зависит, конечно. Со временем начинаешь понимать, где можно что-то не сделать, а где нужно делать прямо все.

– Отличалась ли чем-то учеба на первом курсе от последующих?

– Первый год был вводным – там надо учиться и просто терпеть, потому что предметы специфичные: русский язык, грамматика и прочее. Они не особо связаны с твоей специальностью, но их просто нужно пройти.

Также отмечу, что на первом курсе на нашем факультете нагрузка больше, чем в последующие года, – предметов было в два раза больше, чем сейчас. Министерство сказало снизить нагрузку на обучающихся, и потому у нас на втором и третьем курсах даже два выходных.

– Как организована система оценивания?

– У нас такая система – на любом факультете, – что рейтинг складывается из трех срезовых работ. Оцениваются они по баллам A, B, C и так далее.

По тем предметам, по которым у тебя нет экзамена, ты можешь получить зачет автоматом, если у тебя больше 70 баллов по предмету (из ста). Обычно – если ты знаком с рейтинговой системой – четверка начинается баллов с 60, а у нас это только «3» по пятибалльной. Потому – не так легко.

– Как тебе кажется, МГИМО – это вуз с классической системой образования?

– МГИМО – это прямо классическое образование, да – типа советской системы. У нас все стандартно: лекции, семинары. Количество экзаменов – от 3 до 5 на нашем факультете, зимой и летом. Зачетов от 7 до 10.

Больше всего пар по языку.

– Есть ли какие-то интересные форматы пар?

– Не особо. Есть преподаватели, которые предлагали что-то интересное. Например, Татьяна Васильевна Черинкова – историк. У нее очень много увлекательных вещей на ее спец. курсе – она проводила историко-деловую игру.

– Больше всего у вас пар по языку – вам сразу дают 2 языка?

– Да, с первого курса у всех 2 языка: английский как первый либо второй. У меня английский – первый, 5 раз в неделю. Второй язык – 3 раза в неделю. Мне достался африкаанс. Третий язык – по собственному желанию, за него надо отдельно платить. Дают его только в том случае, если ты хорошо сдаешь первый и второй. Так как я на регионоведении, третий язык будет связан с твоим регионом или языковой группой.

Фото: openlanguages.net
Фото: openlanguages.net
– Много зачетных работ, немало пар – а что с домашками?

– Домашки достаточно. На первом курсе мне казалось, что ее очень много – куда больше, чем в школе. Один язык занимал 3–5 часов. Сидишь и учишь, потому что, если не выучишь, то все.

В МГИМО все так: ты можешь учиться просто прекрасно по каким-то предметам, но если у тебя по английскому «2» или «3», то ты никому тут не сдался.

Сейчас я бы не сказала, что домашки много – но делать ее нужно каждый день, и порой проводишь за ней все время. Надо работать, никуда не уйдешь гулять.

Конечно, некоторые успевают работать, но дается им это очень сложно.

– Ощущается ли перегруз?

– Я бы не сказала, что у нас перегруз – просто надо готовиться и активничать на семинарах. Ну и не особо прогуливать.

– Есть ли какая-то внеучебная деятельность, организованная вузом?

– Тут можно много чего сказать – МГИМО на 7000 студентов, которые тут учатся, сделало множество организаций, что-то типа клубов по интересам.

Если бы не было этой деятельности, в МГИМО было бы не так интересно учиться. Конечно, есть у нас ребята, которые только в обучение погружены. У них прямо цель: вызубрить что-то и пойти в МИД работать. Не знаю, чем они помимо этого занимаются.

Есть ребята, которые работают. Есть те, кто занимается этой внеучебной деятельностью.

У нас есть приложение даже, в котором можно отслеживать события. Скажем, в один день может проходить много мероприятий – все они отображаются в приложении.

– Какие организации ты могла бы вспомнить? Чтобы дать представление о столь богатой внеучебной деятельности в вузе.

Фото: alumni.mgimo.ru
Фото: alumni.mgimo.ru
– Студенческий союз организует всяческие официальные мероприятия типа Дня победы, Мисс МГИМО, Дня первокурсника, Новогоднего вечера, КВН.

Есть Экономикус – что-то типа экономических форумов, но подробностей я не знаю, так что не буду врать.

Научное студенческое общество – организация, которая состоит вроде бы из 35 клубов: дебатные, переговорные, международной энергетической политики. Есть региональные клубы: ближневосточные, африканские, китайские и так далее – на любой вкус и цвет.

Из-за своего языка я участвую в Африканском клубе. Мы договариваемся с разными послами – например, Эфиопии – и они приходят на встречи. Мы сами делаем проекты, ищем финансирование. У нас есть Фонд развития МГИМО, в котором мы два раза выигрывали: один раз издавали книгу, а второй был недавно – организовали Образовательный лекторий по Африке.

Фото: mgimo.ru
Фото: mgimo.ru
Много всего еще есть по спорту: хоккейная команда, беговой клуб – к ним привлекаются мастера спорта. Также можно ходить в танцевальный клуб.

Есть также хор МГИМО, который раз в год ездит выступать за границу; Love Music Love – тоже поют.

По-моему, это классно.

– А что можно сказать об официальных мероприятиях?

– Это те самые мероприятия, на которые нас сгоняют, что очень не нравилось на первом курсе – там это было часто. На фоне огромного количества мероприятий, которые студенты сами придумывают, открытие бюста азербайджанского поэта, на котором присутствует даже ректор, – это странно.

Кстати, мне кажется, что МГИМО – маленькая модель Министерства иностранных дел. Ты пытаешься провести мероприятие – тебе надо собрать просто кучу бумаг. Понятно, что это есть везде, но МГИМО как-то закаляет тебя к ведомственной работе. Миллион бумажек – если что-то не так, переделываешь, ставишь по десять подписей.

– Что тебе нравится в обучении?

– Нравится иностранный язык, особенно английский – его дают на очень высоком уровне. У нас разные аспекты с разными преподавателями, и за семестр может смениться даже три-четыре – например, general English, СМИ, чтение, политический перевод.

Все больше с каждым годом нравится программа – она становится все более и более специализированной, узкой в соответствии с твоим регионом.

Меня радует, что у нас есть предметы, которые позволяют понять, чем еще ты можешь и хочешь заниматься: социология, история международных отношений, международное право, мировая экономика – все это очень интересно, на мой взгляд.

– Что в вузе, факультете, самом обучении в таком случае неприятно?

– Мне не нравится, что некоторые предметы превращаются в сплошную болтологию или формальность. Например, на некоторых дисциплинах преподы могут ограничиться чтением докладов. Если это какой-то неважный предмет, то это нормально: у меня не так много времени, чтобы заниматься какой-нибудь психологией, например, потому мне легче просто сделать доклад – и все. Но когда дисциплина нужная, это напрягает.

Также по некоторым предметам нет погружения – особенно когда по нему надо сдать экзамен.

Редкие языки в МГИМО преподаются тоже не очень хорошо. Чешский, венгерский, албанский, индонезийский – по ним мало специалистов, это один преподаватель. Если ты с ним подружишься, все классно – а если нет, или он какой-то жесткий, то это подпортит жизнь на все года. С учетом того, что у нас нет права выбрать язык, это, действительно, большая проблема.

– Что можешь сказать об окружении: людях (сокурсниках, преподах)?

– У нас стереотип про МГИМО – что у нас много выходцев из высших слоев общества и представителей кавказских республик. Это просто стереотип.

Если же говорить конкретно про мое постоянное, скажем так, окружение, то отмечу, что в моей академической группе вообще нет платников, только два человека из Москвы – зато аж 12 всероссников. В какой-то степени это потому, что язык редкий – как и сам регион. Платники стараются выбирать более популярные направления (Япония и Китай, например).

Внутри группы ощущается конкуренция – все хотят учиться, преуспевать.

При этом с людьми в МГИМО можно спокойно общаться, с ними очень легко знакомиться. Нет высокомерия, никто не зазнается. Например, у меня есть знакомые из Москвы, которые уже съехали, снимают квартиру – но они никогда этим не хвастают, никак «иначе» себя не ведут, никогда плохого по поводу живущих в том же общежитии не скажут.

 

Фото: ria.ru
Фото: ria.ru
– Что можно сказать о здании МГИМО?

– Корпус у нас обычный – такой лежачий небоскреб. Там всего пять этажей максимум в некоторых его частях, но он такой длинный-длинный – в советском стиле. Там лепнина типа декрета о мире, флаги – как такой советский Совет Европы.

У нас несколько столовых. Есть новая часть, не так давно пристроенная. В старой части трехэтажная столовая: на третьем этаже всякий фаст-фуд, японская еда, на втором – экономный вариант, на первом – для преподавателей.

В общем, не жалуемся; нет такого, что в туалете бумаги нет – и прочих прелестей.

– Обобщая: довольна ли ты своим выбором?

– Я, на самом деле, правда довольна своим выбором.

Очень часто, когда мы с одноклассниками собираемся у нашей преподавательницы по истории, мы спорим с ребятами, которые учатся в МГИМО. Им все тут не нравится, мол, тут ужасно, они не пойдут в магистратуру (и, кстати, все равно потом почему-то идут). Говорят, что МГИМО душит инициативу, нельзя изучать, что хочешь.

Я этого не чувствую. Учиться тут можно – даже если ты из самой «провинциальной провинции». Никого особо тут не задавят. Может быть, мне просто повезло с преподавателями, языком. Мне кажется, здесь можно найти много чего по своим желаниям и возможностям.

Респондентка: Аноним

Материал подготовила Анастасия Калинина

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz