Школа Лингвистики ВШЭ

Мы поговорили со студентами Школы Лингвистики Факультета Гуманитарных Наук Вышки и узнали то, что вы хотели знать о буднях лингвистов. О своих интересах, пути в лингвистику, любви к ФГН и многом другом рассказали студенты – Владислава Староверова (1 курс), Александр Сергиенко (2 курс) и Мария Чудновская (2 курс)

– Как вы поняли, что хотите изучать именно лингвистику, а не смежные дисциплины, типа математики или языков по отдельности?

Владислава: со средней школы или даже раньше я поняла, что мне по отдельности нравятся матем, русс и англ, потом немецкий. Так выделились языки и математика. Потом, в 8 классе,я узнала, что есть лингвистика, которая «что-то между ними» всеми. Тогда-то она меня и заинтересовала. Мне понравилось, что она не уходит глубоко ни в одну из этих смежных наук, а получается что-то одно посередине, что мне дается нормально. К середине 8  класса начинается более сложная математика, она интересная, но я понимала, что эта наука – не мое. С языками то же самое: мне нравится их учить, но к какому-то одному нет огромной любви. Я не видела себя ни в чем из этого.

Фото: личный архив Владиславы Старовертовой
Фото: личный архив Владиславы Старовертовой

Александр: ну, ни математику, ни иняз я даже никогда и не рассматривал, это просто совсем не мое. Скорее было так: я прихожу на кружок для школьников, и тут начинают рассказывать какие-то совершенно неожиданные вещи, которых я нигде не слышал. Я начинаю воспринимать это как какое-то тайное знание и хочу этим заниматься.

 

Мария: мне всегда было интересно изучение языков. Это началось класса с 8, и я очень сильно всем этим горела, ходила в ШЮФ МГУ на курсы по испанскому, потом начала самостоятельно учить хинди, польский, португальский, немецкий, английский. Примерно в то же время я узнала про олимпиады по лингвистике, увлеклась лингвистическими задачами, решила поучаствовать. Меня всегда завораживало, как из хаотичного набора предложений на незнакомом языке, опираясь на минимальные знания, данные задачи и логику, можно вывести законы, по которым работает целый этот язык. На самом деле, даже вся наука и целый мир. Из минимального набора данных ты должен сам построить что-то логичное, правдоподобное, систематическое. Для меня лингвистика – это что-то философское, метод, который помогает приблизиться к пониманию основ мироздания.

Фото: личный архив Александра Сергиенко
Фото: из личного архива Александра Сергиенко
– Назовите топ-5 любимых вещей на ФГН

Владислава: Первые в списке – это преподаватели. Они правда прекрасные. Мне нравятся все, не было никаких конфликтов, интересно рассказывают. Вторая любимая вещь – это обязательные предметы. Мне все они очень интересны, и пока не было предмета, который мне бы не понравился. Кроме того, нравится большое количество курсов по выбору. Мы их выбираем 4 раза: непосредственно курс по выбору, научно-исследовательский семинар, майнор и минор. Еще организация локальных мероприятий – новый год, пикник, тайный санта, хотя это относится ко всему ФГН. Пятая вещь – все находится в одном здании. Это очень удобно, и можно ходить на лекции других программ.

Мария: люди на ФГНе, они очень интересные, открытые миру, и это просто такая социальная среда, в которой тебе комфортно быть собой. Ты можешь экспериментировать, можешь показать свои чувства, и тебя поймут, не будут смеяться над тобой.

Наш корпус. Мне нравится, что он находится на курской, весной или ранней осенью я езжу из дома на электричке и любуюсь видами. Еще это здание раньше было доходным домом, и его история корнями уходит в 18–19 век, потом там был университет химического машиностроения, от которого нам остались забавные реликты, типа распечатанных курсовых с 80-х годов, какие-то мензурки, фотографии… Было прикольно приходить туда, как в музей.

518 комната. Сюда можно прийти в любое время, налить себе чай, поспать на диване или поботать в окружении друзей-однокурсников и преподов, это очень крутой коворкинг.

Фото: личный архив Владиславы Старовертовой
Фото: личный архив Владиславы Старовертовой
У нас проводят разные крутые мероприятия, например, кинопоказы, которые делают ребята с других направлений ФГН. Я была на фильме «Sound to sound», и ребята притащили в аудиторию поп-корн-машину и делали сами поп-корн. Был зимний вечер, было темно, плюс мы выключили свет, и эта машина излучала «божественное» сияние, было очень красиво. Так что всякие студорганизации, которые есть на ФГНе, это несомненный плюс.

Преподы классные. Среди них у меня нет нелюбимых, есть только те, кто особенно нравится. По ним видно, что они заинтересованы в предмете. Они очень легко идут на контакт со студентами и в целом идут в ногу со временем, мы можем перекидываться устными мемами во время пары. Это располагает к себе и помогает лучше запоминать предмет.

Александр: Преподы, мой персидский язык, дружность лингвистов, столовка, забавный здоровенный корпус.

– А есть что-то, что не нравится?

Владислава: нелюбимые вещи я не нашла.

Александр: учебный офис лингвистов, равно неудобное расположение корпуса от станций метро, лифт (!), недоступность внутреннего дворика для студентов.

Мария: есть недочеты в организации: иногда ставятся дедлайны, которые сами же пробиваются преподами, ставятся пары, которые исчезают и куда-то переносятся. Скорее всего, такое на всех факультетах, и мне особо не с чем сравнивать. Просто создается ощущение бардака, и иногда хочется чуть больше организованности. А по мелочи: долго идти от метро (очень грустно, но мы привыкли), у нас часто ремонтируют столовую, туалеты, кулеры, бот с расписанием в Телеграме часто выдает неправильные свободные аудитории.

Фото: личный архив Александра Сергиенко
Фото: личный архив Александра Сергиенко
– Расскажите про план обучения, языки и преподавателей

Владислава: мне интересно учиться, но реально сложно. У нас есть прикладные предметы – дискретная математика и программирование, и друг за другом идут теоретические: сначала были введение в лингвистику и языковое разнообразие, потом появились морфология, фонетика, социолингвистика и академическое письмо. Также мы обязательно учим английский и второй иностранный: были на выбор арабский, шведский, немецкий, французский, итальянский и корейский. Из них 2 или 3 ведут носители – это ооочень здорово. У меня шведский с носительницей, Ханной. Она скидывает нам дополнительные материалы – фильмы, книги, что-то рассказывает про культуру.

 

Выбор нисов – финно-угорские языки, кавказоведение, русский жестовый, грамматика ошибок, латынь. Курсы по выбору – палеография, византия и фольклор.

Преподаватели, правда, очень интересно рассказывают, если мы чего-то не понимаем – сами идут нам навстречу, могут провести дополнительные консультации к контрольным, объяснить еще миллион раз.

Фото: личный архив Владиславы Старовертовой
Фото: личный архив Владиславы Старовертовой
Они очень по-человечески себя ведут и идут на контакт, пишут нам письма про то, что все будет хорошо, и чтобы мы ничего не боялись.

Пар у нас много и домашних заданий, все равно, тоже очень много. Надо постоянно писать разные эссе, делать дз по языкам, по программированию, читать статьи к морфологии, читать учебник, чтобы нормально знать фонетику. Еще часто пишем разные работы.

Александр: учиться несложно, кроме каких-то отдельных кусков времени, когда наслаиваются дедлайны. Преподаватели всегда идут навстречу студентам и делают в целом очень разумные вещи, но части моих знакомых не нравится некоторая общая «несобранность» Школы Лингвистики.

На третьем курсе те, кто хочет заниматься теоретической лингвистикой, а не компьютерной, обязаны выбрать еще один язык. Вкупе с разными курсами и экспедициями ты будешь знать несколько языков, но плохо – при этом будешь понимать про них кучу лингвистических вещей. У меня немного не так, как у всех, потому что я буквально влюбился в свой персидский язык и учу его, будто бы дал обещание когда-нибудь говорить как носитель. В целом же само знание языков для нас – это второстепенная штука, главное – уметь описывать в них вещи.

Мария: мне интересно учиться не всегда, но большую часть времени – да. Временами очень легкие проекты и домашки, временами, наоборот, наваливаются огромные групповые задания, сессия, доклады. Ты просто зашиваешься и думаешь, как тебе все это сделать и не умереть. Но все равно это круто, это ощущение такого вот «грядущего дедлайна» сильно мотивирует и заставляет делать крутые вещи через тернии к звездам.

На 1 и 2 курсах все учатся по общей программе, а на 3 ты выбираешь себе специализацию – либо компьютерный, либо теоретический профиль. На компьютерный добавляется куча компьютерных предметов – обработка естественного языка, анализ данных, алгоритмы, математико-статистические вещи плюс куча проги. На теории – либо восточный, либо славянский язык и много профильных теоретических предметов, сосредоточенных именно на устройстве языков: типология, формальная семантика, дискурс-анализ. На 1–2 курсе все это дается вперемежку в усредненном варианте. Мы проходим и математику, и программирование (на Питоне), устройство языков. На нашем курсе это были итальянский, французский, персидский, немецкий и японский. Я на немецком, потому что он мне просто нравится.

– Какие мероприятия у вас проходят?

Александр: есть какие-то наши праздники, но в целом мы предоставлены сами себе, и это, по-моему, правильно. Есть Новый год и Пикник традиционно, спорадически может возникнуть Ханука или какая-нибудь важная защита.

Есть несколько постоянных экспедиций: сейчас это к хантам, к саамам, к эвенкам, на Кавказ и так далее. Там каждый придумывает себе некоторую тему, которую будет исследовать на материале этого языка за пару недель. Потом он приезжает домой, и это выливается в статью, курсовую или диплом.

Владислава: кроме праздников, у нас есть научные лаборатории – Лаборатория Формальной Семантики, Лаборатория Языков Кавказа, Лаборатория Языковой Конвергенции, Центр Языка и Мозга. Я в Центре Языка и Мозга – в  центре детской речи. Мы занимаемся нейролингвистикой, проводим исследования речи детей, анализируем данные.

Еще у нас есть многочисленные экспедиции, как по России, так и по другим странам и даже континентам, например, Мексика, Африка, Дагестан...

Есть просто общие лекции от наших преподавателей – например, недавно был анонс у А. Ч. Пиперски.

Раз в неделю проводят какой-то научный семинар, например, по русскому жестовому. Кто-то из студентов или преподавателей рассказывает о чем-то интересном.

Мария: Я расскажу только про учебные мероприятия.

1) Хаккатон для компьютерных лингвистов. Собираются команды, им дают задание запрогать какой-нибудь код, чтобы что-то получилось. Они несколько часов брейнштормят, работают и соревнуются, у кого вышло лучше.

2) Еще у нас есть много разных конференций, в том числе выездных – по России и за рубежом. Одна из них – Конкорд. На него ездили некоторые наши ребята после 1 курса со своими эссе по академическому письму. Там разбирали особенности устойчивых выражений, обозначающих сферу (времени, определенности и других лингвистических категорий).

Фото: личный архив Марии Чудновской
Фото: личный архив Марии Чудновской
3) Есть нейрочетверги – они проводятся лабораторией нейролингвистики. Там тоже выступают разные умные люди и рассказывают про взаимосвязь языка и мышления и про психолингвистические эксперименты.  

4) Также у нас есть научно-учебные группы по разным тематикам. Например, одна из них занимается корпусом поэтических текстов. Ее члены собираются регулярно раз в неделю или несколько недель и обсуждают, как идет работа. Еще у нас часто бывают приглашенные лекторы. Если ты замечаешь, что у вас похожие научные интересы, можешь подойти к нему и спросить совета насчет курсовой или диплома. Лектор может подсказать тебе что-то и направить. От этого приятное ощущение единства и общности: лингвистика не только здесь, у нас – она по всему миру. Есть еще много других крутых точек и людей.

Материал подготовила Екатерина Королёва

Есть что сказать?

Стань первым!

200
wpDiscuz